Таганрог Вторник, 18 июня
Общество, 31.07.2023 11:00

Людмила Анатольевна Бырдина: «Таганрог – любимый город и мы - его частицы»

С чего начинается Родина? Помните слова этой песни? Давайте перечислим вместе, тезисно: с картинки в Букваре, с хороших и верных товарищей, с песни, что пела мать… Вот здесь остановимся: «С той песни, что пела нам мать…» И это про нашу героиню, у которой любовь к Родине, к своей профессии зародилась в детстве и подпитывалась в родной семье. Знакомьтесь, Людмила Анатольевна Бырдина – женщина, которая и по сей день в строю.

- Людмила Анатольевна, расскажите, пожалуйста, где истоки той женщины, которая сегодня сидит передо мной?

- Истоки – в семье, в том окружении, где я воспитывалась – оно было насквозь пропитано патриотизмом. В пять лет я научилась читать. Первая книжка, самостоятельно прочитанная мной, это «Песнь о вещем Олеге» А.С. Пушкина. А там есть такие слова: «Над славной главою кургана…» Спрашиваю родителей: «Что такое «курган»?» Отец, помню, много работал тогда, строились ещё… Но вот он берёт велосипед и со мной уезжает в степь искать курган для того, чтобы показать мне, что это такое - вот как серьёзно относились родители ко всем моим мыслетворчествам.

Или ещё, вспомнилось: решаю задачу – она не получается. Половина третьего ночи… Не могу решить. Знаете, известная задача, когда в одну трубу вливается, а из другой выливается. И я начинаю реветь, но не в голос, а так, тихонько. Просыпается мама - решить не можем. Будим отца. Достаём тазики, вёдра, кружки и начинаем вливать-выливать воду. Эту задачу я решила одна единственная в классе. И это утвердило во мне амбициозность что ли, что любую задачу можно решить, если хорошо над ней поработать!



- Интересно, с таким подходом все жизненные задачи Вам удалось решить или остались нерешённые?

- Когда мне было 15 лет, в Таганрог приехала экспедиция Киевской академии наук для поиска останков древних животных. Им требовались ребята, чтобы промывать песок. Родители отпустили меня на месяц в эту экспедицию. Но для того, чтобы отпустить 15-ти летнего ребёнка в самостоятельную поездку, мне нужно было иметь на руках удостоверение личности. 16-ти летние мальчишки, которые ехали со мной, были с паспортами. Яровенко Наталья Николаевна - директор школы, в которой я училась, оформила мне для поездки справку.

Но до приезда экспедиции я уже читала Тура Хейердала о том, что он заново «открыл» миру остров Пасхи. Кто же воздвиг статуи, находящиеся на острове, – неизвестно. И я решила, что смогу справиться и с этой задачей. Конечно, членов экспедиции поразила моя самоуверенность… (смеётся). Они мне ответили, что в Киевском университете должно открыться отделение общей этнографии, куда я могу попробовать поступить после окончания школы и найти ответы на свои вопросы.

- Неужели Вы так серьёзно были охвачены этой идеей?

- Более чем. Я была уверена, что открою тайну острова Пасхи. Мы даже переписывались с Туром Хейердалом. После прочтения книги о его путешествии я была увлечена настолько этим вопросом, что обратилась к своему школьному учителю истории Яровенко Наталье Николаевне. Она посоветовала мне примкнуть к историческому кружку под руководством Кагановой Анны Майоровны в краеведческом музее. Кстати, Анна Майоровна тогда тоже загорелась этой темой. Видите, как получается: если у взрослого человека есть искра интереса и уважения к детской мысли, то это может остаться значимым для ребёнка на всю жизнь. Анна Майоровна сказала, что к ней приходил молодой человек Анохин, который пишет работу, связанную с какой-то национальностью Норвегии и Туром Хейердалом. Нас познакомили. Анохин, к сожалению, не помню его имени, написал Хейердалу о нас. Всего письма три написали. Тур Хейердал предложил некоторым нашим школьникам поехать к нему, пообещал оплатить дорогу и проживание, но никто здесь не пошёл нам на встречу. Если бы эта история произошла в современное время, то она, скорее всего, имела бы интересное продолжение. И кто знает, как бы сложилась моя судьба.


- Хорошо. А что насчёт отделения этнографии в Киевском университете? Вы поехали туда учиться?

- Да, поехала, и родители не стали меня останавливать, так как относились с пониманием ко всем моим желаниям - цель была обозначена. В тот год был двойной школьный выпуск 10-11 классов - 22 человека на место! Я прошла, потому что серебряная медаль давала мне приоритет. и я экзаменовалась только по одному предмету – по истории. Но поступила я не на отделение этнографии – его так и не открыли, а стала студенткой другого нового отделения – отделения Истории международных отношений на историческом факультете. Выбор мой пал на специализацию «История соцстран». Кстати, Пётр Порошенко заканчивал этот же факультет, но по специальности «История капстран». Я же выбрала социалистические страны потому, что мой дед был пленный чех и мне интересно было узнать о Чехословакии. Я даже стала изучать чешский язык и писала одну из курсовых работ на тему: «Участие чехов и словаков в партизанском движении на территории Украины». Написала я её довольно неплохо, поэтому нас, самых успешных троих студентов, в 1970 году отправили на 1,5 месяца по обмену в Чехословакию.


Фото: в Чехословакии

- Людмила Анатольевна, почему после такого триумфа вернулись на Родину? Или не сразу вернулись?

- Университет я закончила с красным дипломом и мне была предоставлена свобода выбора. Но уже тогда стали чувствоваться и проявляться националистические тенденции, поэтому я решила уехать в Таганрог. Моя трудовая деятельность началась с работы экскурсоводом в литературном музее и по совместительству – в музыкальном колледже, в котором я преподавала историю. Потом я уволилась из музея и совмещала работу в колледже и в ЦВР (Центр внешкольной работы).

В 2001 году директор ЦВР открывает клуб «Патриот» и я в его деятельности начинаю принимать активное участие. В рамках программы «Патриот» был ряд секторов. Один из них – исторический: «Люблю тебя, Петра творенье!» - мы решили, что имеем право взять такое название, ведь Таганрог – старший брат Ленинграда. Программа «Я – россиянин», разработанная мной, была удостоена серебряной медали Славянской академии наук.

На сегодняшний день я продолжаю совмещать работу в ЦВР с работой в музыкальном колледже, где преподаю историю, обществознание и философию.


- Людмила Анатольевна, вы говорили, что получили в семье глубокое патриотическое воспитание. Расскажите, пожалуйста, подробнее.

- Мой прадед Роговой Тимофей Андреевич принимал участие в русско-турецкой войне 1877-1878 гг., прожил 110 лет. Во время Великой Отечественной войны (ВОВ) ему было 90 с лишним лет. Прадед – герой Шипки. Он вспоминал, как на Шипке они оказались в летних одеждах, без пропитания, без патронов, а местные жители кормили их тем, что было своего: молоко, сыр… Были моменты, когда от турок приходилось отбиваться камнями.


Фото: прадед Роговой Тимофей Андреевич

Мой отец Анатолий Яковлевич прошел всю ВОВ, был миномётчиком. Получил ранение – пуля прошла по касательной, едва не задев сердце. Его заслуги: медаль «За отвагу» за освобождение Житомира, ещё одна медаль «За отвагу», два ордена Отечественной войны 1 и 2 степени, орден Красной звезды.

Мамочка – Надежда Владимировна в годы ВОВ была снайпером. В её послужном списке медаль «За отвагу», медаль «За взятие Кёнигсберга», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», орден Отечественной войны 2 степени. Вот так я всё время была связана со славянством и патриотизмом.


- Кстати, сохранились ли в Вашем семейном архиве истории родителей о Великой отечественной войне? Что они рассказывали?

- Да, конечно. Отец прошёл всю войну, принимал участие в освобождении деревни, в которой родился Гитлер. Он вспоминал, что там была очень напряжённая битва. Закончил войну под Прагой 9 мая. Так получилась, что они стояли и ждали, пойдет ли их подразделение освобождать Прагу, в которой 9 мая всё еще оставались немецкие части. И вот представьте состояние этих бойцов: отец – командир подразделения - должен пойти и узнать, чьё подразделение пойдёт в бой. А договор о капитуляции Германии подписан 8 мая, война вроде как окончилась… Остаться в живых, пройдя через такую страшную войну, чтобы в последний день умереть? И отец сказал, когда он выйдет от командира и снимет пилотку, то всё, война для нас закончилась, а если не снимет, то это будет означать, что завтра - в бой.

И вот бойцы ждут, смотрят: вышел, стоит на пригорке и в пилотке… Они уже головы опустили, стали расходиться, и тут папа снимает пилотку и машет им! «Ничего себе шуточки, - вспоминали потом сослуживцы. - Да мы эту обойму в тебя бы выпустили!»

- Людмила Анатольевна, вот Вы – творческий человек. А в Вашей семье есть ещё творческие люди?

- Да, моя родная сестра Козубенко Татьяна Анатольевна создавала музей Дурова, сейчас она работает в нём как научный сотрудник, проводит экскурсии, разрабатывает программы.

Моя дочь Людмила была лауреатом и дипломантом многих музыкальных конкурсов, как всероссийских, так и зарубежных. Играла на альте так проникновенно, что некоторые зрители отмечали, что придя на концерт с головной болью, – уходили с прекрасным самочувствием. Мила очень серьёзно относилась к инструменту.

Когда однажды она давала концерт сотрудникам одного городского предприятия, её попросили сыграть так, как играет одна известная скрипачка: огонь горит, а она пропускает инструмент между ног... «Вот если Вы так сумеете сыграть, то я вам такую сумму заплачу, которую Вы никогда не соберете», - предложили моей дочери. Мила отказалась: «Я не могу так унижать свой инструмент, чтобы пропускать его между ног».

Когда мы были на конкурсе в Австрии, она сыграла блестяще. Миле присудили 4 место, хотя было очевидно, что жюри из Польши просто засудило Россию. Денежную премию за 4 место не давали. Когда конкурс закончился, к дочери подошёл мужчина и высказал несогласие с результатами конкурса. Сказал, что он из Чехии, отдыхает здесь, протягивая при этом «зелёные» деньги. Мила была категорична в своём решении не принимать деньги. «Я соберу аудиторию! Сыграете нам?», - предложил мужчина. На заработанные деньги мы поехали с дочерью в Венецию.

А потом ещё был конкурс в Риме… Самое важное у неё в игре – проникновенность и сердечность. Когда музыкант играет чётко и правильно, выдерживая все ноты, как компьютерщик, то это одна игра. А когда музыкант играет сердцем и заставляет переживать и плакать – это другое. Дочь очень боролась за окраску звука и каждый звук для неё в музыкальном произведении имел свой оттенок: синий, сиреневый…

Эстафету защиты Отечества перенял по нашему роду мой родной брат Юрий – он прошёл срочную службу как десантник, а его сын – подполковник Российской армии.


- Расскажите, пожалуйста, какие рабочие моменты оставили в Вашей душе неизгладимый след?

- Помню, как на Новом вокзале мы открывали мемориальную доску, посвящённую нашим бронепоездам, которые в 1941 году защищали Таганрог. Никаких документов тогда в нашем архиве не было, а информацию получили из письма жены начальника связи 8-го отдельного дивизиона бронепоездов Дмитрия Степановича Лисюк о том, что он погиб здесь, в Таганроге, на блокпосту 694.

И вот мы искали информацию о 8-м отдельном дивизионе бронепоездов, писали запросы в Одессу, потому что он формировался там, потом писали в архив Министерства обороны. В итоге нам пришла вся информация о том, что Таганрог обороняли три бронепоезда. Мы даже в поход ходили между ст. Марцево и Кошкино - там был уничтожен один бронепоезд. И когда мы опубликовали эту информацию, то к нам обратилась женщина - ей во время войны было 11 лет. Она сказала, что знает, где были похоронены эти ребята – вОйны, ведь её отец был путевым обходчиком, и что это место находится как раз между ст. Марцево и Кошкино. И вот мы с детьми, прихватив лопаты, пошли туда и эта женщина, человек уже в возрасте, тоже пошла с нами. К сожалению, ничего не нашли.

Второй бронепоезд по архивным данным был взорван между Михайловкой и Бессергеновкой - там нам улыбнулась удача и мы нашли оплавленные куски бронепоезда, снаряды. Мы с ребятами – лопатами и голыми руками - вгрызались в эту землю, вытаскивали эти снаряды… - но это по молодости, это ж опасно очень. Но мы были счастливы, что нашли это место и очень хотели установить там бронепоезд. Но не смогли. А вот мемориальную доску всё-таки установили на здании вокзала «Таганрог-1» со стороны перрона.



- Людмила Анатольевна, в школьные годы Вы наверняка были незаурядной ученицей. Эта так?

- В школьные годы я была членом редколлегии и из-под нашего пера не раз выходили интересные заметки в школьную стенгазету. Вспоминается забавный случай: однажды наш класс отличился, когда учитель не пришёл на урок из-за проходившего в школе педсовета. Мы, конечно, были счастливы и шум в классе стоял такой мощный, что, очевидно, попало и нашему учителю. Нам было сказано, чтобы редколлегия написала в стенгазету заметку о том, кто отличился во время этого «бедствия». Вот мы сидели и сочиняли. А так как учились в тот год во 2 смене [в школе №24], я пришла домой в десятом часу. Помню, мама стала ругать меня, что надо было идти домой через «балочку» - сейчас это ул. Дзержинского - от бывшего кинотеатра «Юность» к Новому вокзалу, сейчас это автомобильная дорога, а раньше – там кукуруза росла.

- Что в итоге написали в стенгазету? Помните?

- Конечно! Это было стихотворение:

«Летают книжки и тетрадки,

Пыль стоит огромнейшим столбом,

Самые строжайшие порядки -

Все полетели уж давно вверх дном.

Приёмы самбо изучает Рудов,

И Таня Васю в суматохе бьет,

«Атас!» - кричит взлохмаченный Давыдов

И быстро устремляется вперед.

Вот бешено. как будто конь ретивый,

Несётся Самусев, потряхивая гривой,

А Горянов, как ловкая мартышка,

Скользит по партам, задевая книжки.

Грохочет стул и лампы вмиг сорвутся,

Как ласточки, порхают дневники,

Из класса песни модные несутся

И прогибаются внизу уж потолки».

Я не представляю, чтобы в настоящее время дети вот так сходили с ума. Наверно сейчас они бы взяли телефоны и смотрели бы в них, не отрываясь.


Фото: с одноклассниками, школа №24

- Людмила Анатольевна, оглядываясь назад, что Вы можете сказать о своей профессиональной деятельности: Вы на своём месте?

- Да, знаете, я с уверенностью могу сказать, что абсолютно реализовала себя профессионально. Моя работа всегда меня звала, мне было всегда интересно. Тем более, что это работа с ребятами со студентами, а она будит мысль. Ведь дети учат нас тоже: некоторые вопросы студентов такие необычные, такие интересные, над которыми даже сам никогда не задумывался.

Я горжусь своими учениками. Мои ребята занимали первые и вторые места, как в областных, так во всероссийских олимпиадах.


- А что-то будоражит Вас сегодня? Хотите что-то донести до детей? Может быть, что-то сделать?

- Сейчас колледж на ремонте. Когда его отремонтируют, то в новом историческом кабинете мы развернём более активную деятельность и, может быть, осветим некоторые страницы колледжа, сделаем стенды, посвящённые его истории. Студенты-музыканты – очень творческие ребята. Будем расширять свою деятельность со студентами.



Фото: Директор Музыкального колледжа Н.В. Карнаухов вручает Благодарственное письмо

- И традиционный вопрос: в чем Вы черпаете энергию? Что даёт силы жить и творить?

- Знаете, вот бывает провожу экскурсию… Даю порцию энергии. Тишина. Даю снова. Нет, не проходит. Тогда веду экскурсию на общих основаниях. Когда же чувствую, что есть живые искорки, которые особенно тебя воспринимают, тогда начинаю говорить больше, более интересно, давать углублённые знания. И это очень подпитывает и даёт те самые силы, о которых Вы говорите. Энергообмен - очень важен.

Что ж, остаётся поблагодарить нашу героиню за позитивный и жизнеутверждающий посыл, за то, что поделилась частичкой себя. Крепкого Вам здоровья, Людмила Анатольевна! Интересных планов, идей и их воплощения в жизнь!


Ирина Кузнецова


Ранее сообщалось: В таганрогских ВУЗах будут обучаться ещё больше африканских студентов.




 

Новости на Блoкнoт-Таганрог
Персоны: лица городаОрганизации: Блокнот-ТаганрогОрганизации: КолледжОрганизации: МузыкаСобытия: История
1
0